Jump to Navigation

«Закрываю вах...»

...Я заступила на смену 12 января, в 23.00. Работало нас 30—32 человека, включая сменных механиков, радиотехников, радистов.
Бак обычно, в «три минуты молчания» слушала эфир. Я на память знала позывные всех судов. И тут внезапно, уже после двух часов ночи, услышала позывные «Умани». Запомнила их на всю жизнь — «uihw». Мгновенно почувствовала, что произошло несчастье. До этого с «Умани» были обычные рабочие сообщения. «..Вышли в Кадисский залив... Шторм, бортовая качка...».
На «ключе» работал Афанасьев — начальник радиостанции «Умани», которого в пароходстве хорошо знали. Разговаривали чуть больше часа. В 2 часа 49 мин. Афанасьев сообщил: «...Судно не слушается руля. Даем «SOS». Мы были на связи до последней секунды. Я грызла себя, почему не спросила его: «А ты успеешь выбраться?..».
Он не успел.
Работал «ключом» до последнего. Судно уже лежало на воде правым бортом. Крен — больше 49 градусов!
У Афанасьева был очень красивый почерк. Почерки эти бывают всякие — и ровные, и беспорядочные, но в те страшные минуты его рука не дрогнула, хотя он, наверное, уже не сидел, а «висел» в кресле. В такой ситуации многие бы попытались спастись, а Афанасьев продолжал делать свое дело. По звуку радиосигнала услышала, как судно начало погружаться, как в радиорубку хлынула вода...
Он не успел закончить: «Закрываю вах...». Надо понимать — «Закрываю вахту», т.е. выключаю радиостанцию. Произнес это своим обычным, ровным тоном. Сам звук напоминал скорее стон, который внезапно оборвался.
...Передо мной стояли начальник смены Жора Певзнер, начальник моринспекции. Я встала, сняла наушники и сказала: «Все...».
Было это глубокой ночью с 12 на 13 января 64-го — на 4-м этаже здания пароходства, в помещении радиоцентра...

Михаил ПОЙЗНЕР.
Корабли моей памяти, 2006. (Из рассказа радиооператора радиоцентра ЧМП НЛ. Шевченко)



Articles | by Dr. Radut