Jump to Navigation

Мы идем в парламент, чтобы навести в стране порядок

Евгений Марчук пришел в большую политику в начале 90-х годов, когда нужны были реформаторы, способные защитить национальные интересы независимой Украины. Евгений Марчук, например, создавал Службу безопасности на основе стандартов, отвечающих европейским демократическим традициям, как министр обороны реформировал Вооруженные силы... Его принципиальная позиция была неудобна для многих. Под давлением окружения президента Леонида Кучмы Евгений Марчук был уволен с должности премьер-министра с весьма необычной формулировкой: «... за формирование собственного политического имиджа...». А на отставку с должности министра обороны повлияло несогласие вовлечь Вооруженные силы страны в очередную избирательную кампанию...

Дать социальную безопасность
- Евгений Кириллович, вы идете на выборы во главе избирательного блока «Євген Марчук - «Єдність». Как выглядит модель общества, которую вы и ваши партнеры отстаиваете?

- Так сложилось, что на всех ключевых постах, которые я занимал за годы независимости, в первую очередь приходилось заниматься вопросами национальной безопасности. И будучи государственным министром по вопросам обороны, национальной безопасности и чрезвычайных ситуаций. И на посту первого председателя СБУ - создавая, по сути, спецслужбы молодого государства. И работая на, казалось бы, «хозяйственных» должностях в правительстве - ибо на годы вице-премьерства и премьерства как раз выпало решение сложнейших проблем обуздания бешеной инфляции, раздела Черноморского флота, подписания с Россией «большого» договора о дружбе и сотрудничестве. А на должностях секретаря Совета нацбезопасности и обороны и министра обороны заниматься непосредственно безопасностью страны - от экологической до военной - было, в прямом смысле, повседневным делом.
Возглавляя несколько лет парламентский Комитет по социальной политике и труду, я, как говорится, «пробил» через Верховную Раду такие сложные и важные законы как «О профсоюзах», «О государственных социальных стандартах» и другие, которые нацелены на социальную безопасность людей. То есть о проблемах безопасности и государства, и конкретного человека я знаю практически все.
Сегодня угрозой национальной безопасности является нашествие дилетантов на тех участках, где должны работать профессионалы. Но сегодня же многие политики, идущие на выборы, рисуют идеальные схемы государственного устройства, обещают реализовать их сразу после выборов. К сожалению, эти сладкие сказки нравятся некоторым избирателям. Беда только в том, что эти политики-сказочники никогда в жизни не принимали ни одного решения. Тем более такого, за которое нужно нести персональную ответственность.
Договориться с Россией
- Также эксплуатируется тема кризиса российско-украинских отношений. Многие политики заявляют о своей способности молниеносно разрешить все противоречия. Но это обещания, за вашими плечами - реальный опыт. Вы фактически закладывали фундамент отношений этих двух государств, участвуя как премьер-министр в сложном процессе урегулирования положений Украинско-российского договора о дружбе и сотрудничестве...
- Тогда, в 1995 году, мы с первым заместителем председателя правительства России Олегом Сосковцом сели за стол переговоров не только для подготовки «Большого договора». Предстояло решить наиболее важный для нас вопрос - газовые долги. После правительства Звягильского Украина задолжала России за газ около 2 миллиардов долларов. Исключительно путем переговоров, без каких-либо обвинений, мы нашли точку соприкосновения, вывели свои взаимоотношения в самом остром вопросе на нулевую отметку. С нее Украина тогда начала строить свои экономические планы. Теперь этот вопрос опять возникает.
Как и несколько лет назад, так и сейчас единственный путь в решении российско-украинского кризиса - путь переговоров. Никакой конфронтации!
Украине, я думаю, нужно определиться в двух вопросах. Кто ее стратегический партнер и кто ее стратегический сосед? Россия для нас была, есть и будет соседом - и соседом не самым плохим. Вместе с тем она будет оставаться для нас стратегическим партнером.
И Украина, и Россия должны, в конце концов, придти к выводу, что это два разных государства, и строить взаимоотношения в рамках тех международных положений и законов, которые создают эти страны. Другого пути нет.
А Европа для нас - это стандарты в демократической, гуманитарной, экономической сферах... К сожалению, многие у нас путают социальную политику со стандартами, к которым страна намерена стремиться. Этим пользуются политические конъюнктурщики, раскладывающие пасьянс «разновекторных» стратегических направлений. К слову, Украина первая из стран на постсоветском пространстве вступила в Совет Европы, что для нас имело огромное социальное значение.
Запустить антикоррупционные механизмы
- Пожалуй, сегодня нет ничего опаснее для национальной безопасности, чем новая волна коррупции. Особенно остро это почувствовали транспортники. Введение «единых» окон в портах, например, привело к появлению новых криминальных схем перевозки неучтенных грузов. Есть ли у Украины шанс остановить коррупцию?
- В актив новой власти надо отнести слом коррупционной пирамиды прежнего режима. Но не начала ли расти новая пирамида в самой новой власти? Не увеличились ли «тарифы» взяток со стороны новых функционеров? Люди знают ответы на эти вопросы. Бацилла коррупции, как птичий грипп, поражает и структуры новой власти.
Избавляться от этой «пошести» можно разными методами. Просто замена одних функционеров другими проблему не решает. Вы думаете, почему так долго не принимаются законы о Кабинете Министров и об оппозиции? Там «спрятаны» действительные антикоррупционные механизмы. Например, разрешение на доступ оппозиции ко всей важной информации функционирования государства. При этой норме вся страна на третий день уже знала бы о «Рос-УкрЭнерго» все. И знала бы ответ на вопрос, почему эта компания, как посредник, продает Украине газ по 95 долларов США, хотя сама покупает по 230 долларов за 1000 кубометров газа?
Почему, вы думаете, прошел уже почти год, как Президент Украины Виктор Ющенко заявил, что он принял решение создать НБР (Национальное бюро расследований), но оно до сих пор не создано? Потому что НБР по своей природе (как это было в США) должно заниматься выявлением коррупционеров и их «мудрых» схем в самых высших эшелонах власти и в самих правоохранительных органах. В том числе и в судебной системе. Думаете, инициатива Президента Украины создать НБР нашла широкую поддержку в «широких слоях» властной верхушки? Во власти есть своего рода парадокс: избираемая народом, она потом яростно сопротивляется подконтрольности со стороны своего же народа. Поэтому в таких случаях очень многое зависит от того, есть ли в государстве влиятельные личности или группа людей, которые способны создать и «пробить» пакет таких непопулярных для исполнительной власти законов, а затем заставить их действовать.
Наш избирательный блок «Євген Марчук - «Єдн?сть» знает, как решить эту проблему и может ее решить. Дело это весьма сложное. Врагов себе наживем много, но при широкой поддержке людей серьезно проверить верхние эшелоны власти можно. А низы сами «хвост» подтянут. Но им тоже нужно помочь. Тогда и сможет вздохнуть нормальный бизнес, особенно малый и средний. Тогда и можно будет вытравить поборы со стороны и государственных, и криминальных рэкетиров. А для этого надо правильно голосовать на выборах.
Вылечить транспортные артерии
- Ваше мнение по поводу существующих нынче транспортных проблем?
- Транспорт, как атомная энергетика, без долгосрочной стратегии не возможен. Сегодня новая власть не демонстрирует особой любви к долгосрочным планам и стратегиям, сделанным на добротных экспертных расчетах. Новая команда, вместо создания благоприятных условий для свободного продвижения товаров (что является одним из принципов ЕС), поставила перед транспортниками задачу увеличения отчислений в бюджет. Они-то действительно выросли, но при этом объемы перевозок грузов упали.
В истории страны было уже немало примеров, когда считали, что фискальная функция обеспечит доходную часть бюджета, но в результате получались огромные убытки. Украина, которой даже географией уготована судьба транзитной державы, так и не смогла привлечь дополнительные грузопотоки. То был введен НДС на транзит, то необоснованно выросли железнодорожные тарифы: Если ситуация не изменится, государственные предприятия страны потеряют конкурентоспособность на мировом и внутреннем рынках. Уже сейчас по темпам роста частные перегрузочные терминалы значительно обгоняют государственные морские порты. У последних нет средств не только на развитие, но и на поддержания нынешнего уровня - 50 % прибыли забирается в бюджет.
Это касается и портового хозяйства. Министерство транспорта и связи видит выход в приватизации государственных портов в течение ближайших двух лет. Предполагается, что это позволит привлечь в порты частный капитал и таким образом придать ускорение развитию портового комплекса страны. Но ведь, чтобы уже сегодня привлечь частные инвестиции, необязательно выставлять порты - национальное достояние - на продажу. Достаточно устранить существующие барьеры. Казалось бы, выгодно сдавать портовый терминал частному инвестору в аренду. Пусть привлекает грузы, покупает новое оборудование, строит новые склады. Однако прописаны такие условия аренды, которые порту просто невыгодны: 70 % полученного дохода надо отчислять Фонду госимущества. Не интересны существующие условия и для частного бизнеса. Как пример - прекращение работы зернового комплекса в Белгород-Днестровском порту, построенного частным инвестором. Такие подходы обычно культивируют временщики.
- Потеря Украиной торгового флота - более 300 судов - пример масштабной коррупции верхних эшелонов власти. Нужно ли стране тратить средства на строительство нового флота?
- Тратить - не нужно однозначно. А вот вкладывать инвестиции в создание современного и конкурентоспособного на мировом рынке грузовых и пассажирских перевозок флота - обязательно! Одной из движущих сил, вынудивших меня лично принять участие в избирательной кампании-2006, было несогласие с непрофессиональными действиями нынешней властной команды - это касается и лавины кризисов (от финансового и сахарного до газового и мясного), и обострения отношений с Россией. Но в данном случае меня удручает бездеятельность. Транспортные проблемы страны были заброшены. Злоупотребления прежней власти по автобану «Киев - Одесса» вскрыты? Вскрыты. Что сделано для пуска автомагистрали? Кроме спорного решения относительно слияния всех авиастроительных мощностей Украины, что сделано для возврата былой славы отечественных проектировщиков и создателей лучших в мире самолетов «антоновского» конструкторского бюро? Зачем Украине Бог дал два моря, выход к всеевропейской артерии - Дунаю, транспортный коридор из Черного моря в Балтику, если мы никак не можем распорядиться этим великим благом. Главное, у нас остались огромные судостроительные верфи в Николаеве и Херсоне. Пример проданного голландской «Дамен Шипъярд» николаевского судостроительного завода «Океан» показывает: спрос на суда превышает предложение, но этот пример почему-то ничему не учит владельца такого природного, ресурсного и технологического богатства.
Точнее - не учит не Украину, а конкретных управленцев, которым давно пора овладеть искусством принимать грамотные решения. Транспорт - кровеносная система всей Украины. Она не должна забиваться «тромбами». На ее «лечение» должны быть задействованы все ресурсы. И прежде всего правительственные.

Интервью взяла
Валентина Михайлова

Оплачено из избирательного фонда блока «Евгений Марчук - «Единство»

 

rubrics_BST:


Bst | by Dr. Radut