Jump to Navigation

Мудрец на троне

Есть ли автор у турецкого экономического чуда? Он хорошо известен в этой стране. Это Тургут Озал - премьер-министр, а затем восьмой президент Турции.
Всякий раз, когда где-либо на постсоветском пространстве слышатся голоса, призывающие вернуться в еще не забытое нами стойло государственного регулирования экономики, хочется призвать изнемогающих от ностальгии оглянуться на тех, кто прошел нелегкий путь к процветанию за исторически ничтожное время. Тем паче, когда это твой ближайший сосед, чья память не менее цепко удерживает традиционалистские, имперские, религиозные и прочие предрассудки.
Наши граждане, связанные с морским транспортом, вероятно, лучше других знают, что представляла собой соседняя Турция 20-25 лет назад. Живя тогда в СССР, вовсе не блиставшем экономическим благополучием, наши моряки «сверху вниз» смотрели на соседей, скажем, в Стамбуле, задыхавшемся от дыма печного отопления зимой и запаха мусора летом.
Сегодня уже мы с непреходящим удивлением глядим, как стремительно рванула вверх по пути цивилизации и экономического благоденствия эта страна, далеко опередив нас в очереди на вступление в ЕС и в клуб наиболее развитых стран мира.
К слову сказать, и в сфере морского транспорта Турция сегодня вырвалась в лидеры региона, имея относительно молодой флот, занимающий по вместимости 20-е место в мире, стремительно растущую череду портов и реализовывая масштабную программу наращивания судостроительных мощностей.
Есть ли автор у турецкого экономического чуда? Он хорошо известен в этой стране. Это Тургут Озал - премьер-министр, а затем восьмой президент Турции.
Тургут Озал родился в 1927 году в городе Малатья в семье банковского служащего. В 1950 году он окончил Стамбульский технический университет по специальности инженер-электрик. Затем работал в Электротехническом исследовательском институте, откуда был направлен на учебу в США, преподавал в Техническом университете Среднего Востока в Анкаре, был техническим советником при Министерстве планирования. В 1971 году Тургут Озал выехал в США, где начал работать консультантом Всемирного Банка.
После возвращения в Турцию в 1973 году он занимает руководящие посты в различных компаниях частного сектора. Тогда же Тургут Озал подготовил и представил правительству свой первый рапорт, в котором предложил радикальные реформы по переводу экономики страны на рыночные рельсы. В 1979 году Озал становится советником премьер-министра. В это время он пишет доклад, в котором отстаивает идею о том, что для быстрого развития Турции необходимо полностью обеспечить свободы слова, совести и предпринимательства. Позже Тургут Озал стал одним из главных авторов Программы стабилизации, принятой правительством тогдашнего премьер-министра Сулеймана Демиреля 24 января 1980 года и известной в стране как «Закон 24 января».
Путь к экономической и политической реформе в Турции оказался весьма каменистым. С 1960 по 1980 годы военные трижды пытались придти к власти в ответ на растущую волну насилия в стране и все более слабую реакцию на это гражданских правительств. 12 сентября 1980 года в Турции произошел военный переворот, спровоцированный очередной активизацией экстремистских сил и угрозой гражданской войны. В стране было введено военное положение. Чтобы сделать возможным переход к гражданскому правлению, Турция приняла новую конституцию.
Выборы, проведенные в стране в соответствии с новой конституцией, означали вступление Турции в эпоху реформ. В это время Тургут Озал был назначен помощником премьер-министра и государственным министром по экономическим вопросам, а затем вице-премьером. 20 мая 1983 года его избрали председателем основанной им же Партии Отечества. После выборов 6 ноября 1983 года Тургут Озал стал премьер-министром и начал формировать правительство. На этом посту он оставался до 1989 года, после чего в результате выборов стал восьмым президентом Турецкой Республики.
Озал понимал, что тесные экономические связи с Западом - решающие для модернизации страны. Он искал возможности снять кандалы с турецкой экономики, и его программа, опирающаяся на рыночные механизмы, децентрализацию управления, ориентированное на экспорт развитие, низкие налоги и приватизацию оказалась вполне эффективной. Главные цели включали поощрение иностранных инвестиций, либерализацию внешнеторговой деятельности, реформу финансового рынка и свободное передвижение капиталов в результате отмены контроля над валютными операциями и полной конвертируемости турецкой лиры. Реформы привели к впечатляющим результатам, породив небывалый, рекордный экономический рост в восьмидесятые годы прошлого века.
***
После возврата страны к гражданскому правлению Тургут Озал в 1983 году предпринял ряд шагов по укреплению демократии в Турции. Парламентские и президентские выборы, неоднократно проходившие в Турции с того времени, привели к положительным и качественным переменам в турецкой демократии, причем изменения эти шли цивилизованным путем.
Одновременно, под давлением Европейского Союза и США, была проведена важная реформа тюремной системы, изменилось отношение к политическим заключенным. Цензура стала менее свирепой, и политические партии в настоящее время могут функционировать более свободно. Наконец, возглавив лично военное ведомство, Озал установил над этим ключевым институтом общественный, гражданский контроль. Таким образом, был сделан важнейший шаг в установлении демократии на долгосрочной основе.
Следует сказать, что все реформы проходили в атмосфере борьбы турецкого правительства с хорошо вооруженными курдскими повстанцами, финансируемыми из-за рубежа. Кроме того, активное противодействие было со стороны недовольных тем, что страна пошла по европейскому пути развития. Доходило до крайностей. Так, в 1988 году во время многотысячного митинга на премьер-министра было совершено покушение. Тургут Озал был ранен в руку. Покушавшийся на жизнь ведущего политика страны получил лишь небольшой срок тюремного заключения, т. е фактически был прощен Тургутом Озалом - поступок, достойный суфия (Озал принадлежал к суфийскому ордену Накшбанди). Реисламизация Турции одновременно с экономической открытостью страны никак не противоречили учению суфиев.
17 апреля 1993 года, на второй день после смерти Тургута Озала, которая произошла после его турне по республикам Средней Азии и Азербайджану, несостоявшийся убийца в интервью корреспонденту турецкого телевидения со слезами на глазах выражал сожаление, что после освобождения из заключения он так и не встретился с Тургутом Озалом и не поцеловал руку этого благородного человека.
Пол Волфовитц, вице-секретарь Министерства обороны США, в своей лекции, прочитанной в Вашингтонском институте Ближневосточной политики 13 марта 2002 года, сказал: «Тургут Озал, возможно, был хорошо подготовлен к испытаниям, с которыми ему пришлось столкнуться в качестве лидера Турции. Человек относительно скромного происхождения, он пробился на вершину власти в своей стране. Он был одним из тех, кто сумел доказать, что способности, талант и решительность могут увенчаться успехом. :Неудивительно, что Озал твердо верил в необходимость предоставления равных возможностей людям независимо от их цвета кожи, религиозных представлений или этнической принадлежности».
Тургут Озал обладал в значительной мере столь необходимым любому политику даром предвидения. Когда Саддам Хусейн летом 1990 года вторгся в Кувейт, он был убежден, что неизбежная война будет «быстрой, дешевой и легкой». Немногие в то время осмеливались делать такого рода предсказания. Аргументировал политик тем, что «каждую неделю большое количество офицеров иракской армии дезертирует и пересекает нашу границу. Армия, из которой офицеры дезертируют накануне битвы, находится в скверной форме».
***
К огда США начали операцию «Буря в пустыне», Озал продемонстрировал недюжинную решительность. Возможно, последний период жизни лучше всего характеризует одного из самых выдающихся турецких лидеров ХХ века. Тургут Озал ничуть не колебался, когда принял решение поддержать Запад в войне против агрессии Саддама. Он закрыл границы с Ираком, который до войны был крупнейшим торговым партнером Турции, перекрыл нефтепровод, связывавший эту страну со Средиземноморьем, и сосредоточил на границе до 150000 солдат и офицеров. И это в ситуации, когда, возможно, наиболее простым (и безопасным) решением было бы закрыть глаза на действия опасного соседа. Такую же твердость проявил президент, когда разрешил США использовать авиабазы на территории Турции.
Когда Озала спрашивали, почему он решил принять непосредственное участие в столь рискованных и в определенной степени противоречивых мероприятиях, он, говорят, ответил: «Мы хотели бы принять участие в мирной конференции, но предпочитаем быть включенными в список гостей, а не в меню».
У Озала было видение толерантного мира, и по пути, намеченному восьмым президентом Турции, страна уверенно идет последние пятнадцать лет. Операции в Ираке, Сомали, Боснии, Косово и Македонии - тому свидетельство. Турция, сама столкнувшаяся с мировым злом терроризма, не боится брать на себя ответственность, словом и делом участвуя в борьбе с этой худшей угрозой современности.
Экономические реформы, автором которых был турецкий лидер, несмотря на многочисленные препятствия, пробили себе дорогу. Их результаты очевидны всякому, кто приезжает в эту страну сегодня и поражается наличию Интернет-кафе в самых удаленных деревушках восточной Турции. В наше время компании в пригородах Стамбула разрабатывают программное обеспечение для фирм из Силиконовой долины. Турецкие производители, являющиеся партнерами американских, европейских и японских компаний, изготовляют все виды товаров - от роскошных автомобилей до самолетов F-16. Частью наследия Озала была открытость, говорит Волфовиц, «при которой старый мир принимает новый, и при этом оба становятся богаче».
Перспективы присоединения к ЕС заставили турецкие официальные лица предпринять значительные шаги в направлении демократизации, но, по мнению некоторых европейских лидеров, уровень демократии в стране все еще отстает от европейских стандартов. Другими причинами, мешающими вхождению Турции в Европейский Союз, но не признаваемыми открыто, являются общие для стран-членов опасения быть наводненными дешевой рабочей силой и нежелание (по крайней мере некоторых из европейских стран) принимать в ЕС, где доминируют христианские традиции и ценности, мусульманскую страну. Характер перечисленных препятствий делает присоединение Турции к ЕС маловероятным в ближайшем будущем.
***
Т ургут Озал часто рассказывал историю, прекрасно иллюстрирующую его видение процесса экономических преобразований в Турции и проблемы, с которыми столкнулась страна на пути реформ. Однажды к нему для обсуждения некоторых трансграничных проблем пришел один из членов кабинета и сказал: «Многие наши владельцы стад перегоняют стада через границу и откармливают их там, потому что это дешевле. Затем они контрабандой перегоняют их назад в Турцию, нарушая наши таможенные законы». Говорят, Озал ответил: «Вы можете рассматривать это как нарушение таможенных правил. Я называю это торговлей. Нам следовало бы поддержать это предприятие вместо того, чтобы превращать его в преступление. Есть простое решение - измените закон». Закон был изменен, импорт овец при условии наличия лицензии стал легальным, и через несколько месяцев тот же политик пришел к Тургуту Озалу: «Мы столкнулись с проблемой. Многие владельцы стад подали прошение о получении лицензии на импорт». Озал удивился, услышав далее: «Мы не можем предоставить лицензию столь многим - большинство этих людей были контрабандистами».
Напрашивается вопрос: неужели Украина, в которой реформы декларируются уже много лет, уступает своей соседке в талантливости народа, стремлении к лучшей жизни? Или все дело в правителях, и прав был Платон, построивший модель государства, управляющегося авторитарно мудрецами? Но как быть с демократией? Мудрецы, подобные Озалу, знали как.

 

rubrics_BST:


Bst | by Dr. Radut