Jump to Navigation

«Маклин-клуб» о свободной практике

Опыт внедрения свободной практики в украинских портах стал повесткой дня первого заседания клуба профессионалов контейнерного бизнеса «Маклин-клуб», которое прошло 21 апреля 2011 г. в Одессе. Его организаторы — журналисты издательства «Порты Украины» — дали название клубу в честь американского предпринимателя Малкольма Маклина, который придумал и начал перевозить грузы морем в контейнерах. Кстати, это произошло ровно 55 лет назад — 26 апреля 1956 года Маклин загрузил в Ньюарке свой переоборудованный старый танкер «Ideal X» 58 первыми контейнерами.

Процесс пошел
За клубный «круглый стол» были приглашены ведущие специалисты портов и терминалов Большой Одессы, таможенной, ветеринарной, юридической служб, представитель Миссии ЕС по приграничной помощи Молдове и Украине.
Уже два года поэтапно режим свободной практики внедряется в Одесском морском торговом порту для обработки судов-контейнеровозов. Это стало возможно благодаря принятию в 2009 году по инициативе портовиков двух постановлений Кабмина Украины, которыми было введено в нормативный оборот понятие свободной практики, предусматривающей возможность начала выгрузки судов сразу после постановки к причалу, не дожидаясь завершения работы комиссии на борту.
Только в Одесском порту это позволяет экономить за год до 25 суток стояночного времени судов-контейнеровозов, за которые можно было бы дополнительно обработать еще 19 судов, переработать не менее 25 тысяч контейнеров. Для порта это дополнительно 6 млн долларов дохода в год, для судовладельцев — не менее 2 млн долларов.
Порт готовится к распространению свободной практики на танкеры.
Почему же этот опыт, который в мире уже давно стал обычной практикой, не спешат внедрять в других портах, хотя Кабмин Украины своим постановлением № 279 в 2009 году практически дал «зеленый свет» для распространения свободной практики и на другие типы судов?

Опыт одесситов
Честно говоря, отметил начальник службы логистики и коммерческой работы Одесского порта Вячеслав Вороной, первым идею внедрения режима свободной практики подал наш первый заместитель начальника порта Юрий Васьков, который внимательно изучал опыт работы зарубежных портов. Тогда мы провели тщательный анализ того, сколько времени порт теряет на ожидание, пока комиссии завершат свою работу на борту судна.
К нам приезжали специалисты Минэкономики из Киева. Тоже проводили хронометраж, разбирались на месте, убедились в нашей правоте. После этого портом был подготовлен проект постановления Кабмина, которым предусматривалось введение самого понятия свободной практики.
В каком-то смысле портовикам повезло в тот момент, потому что как раз в конце 2008-го—нача- ле 2009 года из-за очередных таможенных новаций застопорилась обработка контейнеров в портах, и автоперевозчики вышли на улицы, в том числе Киева, грозя перекрыть автомагистрали. В совещаниях, которые прошли на высоком уровне, в том числе у тогдашнего премьера Юлии Тимошенко, портовикам удалось пролоббировать два постановления правительства, касающиеся свободной практики и ряда других вопросов. Хотя в окончательном варианте они и были несколько урезаны таможней.
После этого встал вопрос внедрения. «Совместно с отделом таможенного контроля Южной таможни, — рассказывает Вячеслав Вороной, — мы разработали технологическую схему предоставления свободной практики и начали работать. Были трудности из-за требований ветеринарной службы об обязательном представлении оригиналов ветеринарных сертификатов. Но, в конце концов, и здесь был найден выход. Свободная практика начала применяться, и к апрелю 2011 года в этом режиме мы обработали порядка 150 контейнеровозов».

Очередные барьеры
То есть и порт, и судовладелец уже не теряет так время, как прежде. Но в сложном положении оказались агенты, у которых значительно выросли объемы работы. Сегодня агент готовит 5—6 комплектов документов для пограничников, таможенников, санитарной службы и так далее, которые затем он разносит по службам.
Контрольные службы к тому же хотят убедиться, дали ли добро их коллеги и агент делает второй круг с бумагами, чтобы их показать. В завершение, уже во время работы комиссии, агент должен каждой из служб предоставить оригиналы документов.
Чтобы упростить эту работу, порт предложил внедрить электронный обмен данными с использованием единой информационной системы на веб-портале порта. Так, агент, не выходя из офиса, сможет передавать в службы документы в электронном виде, а те также в электронном виде смогут давать добро или отказ.
Сегодня таможенная служба и СЭС из-за ряда ведомственных документов не могут полностью перейти на электронный обмен информацией. Хотя таможня и СЭС выразили готовность их поменять Государственной таможенной службой дано поручение Южной таможне ежеквартально на 20 % увеличивать число деклараций, подаваемых в электронном виде, чтобы до конца года довести их число почти до 100 %.

Кому выгодно, а кому головная боль
«Не думайте, что к внедрению свободной практики мы относимся, как к лишней головной боли, — сказал начальник отдела оформления Южной таможни Вадим Багреев. — Дело в том, что сегодня в стране идет сокращение госаппарата на 30 %, сокращается и персонал таможни. В Одесском порту в день мы можем выделить людей лишь на 3—4 комиссии. Поэтому мы тоже думаем об упрощении и ускорении работы. Но если мы в свои нормативные документы вносим изменения, то другие службы пока не слишком торопятся».
«У нас тоже не так уж много сотрудников,— рассказывает начальник Черноморского государственного ветеринарного пункта госветконтро- ля и надзора на границе и транспорте Виталий Крепостной. — И половина из них занята в работе комиссий на борту. Поэтому к внедрению свободной практики мы относимся положительно. Это очень перспективная работа. Недавно приняли закон о предварительном документальном контроле, который вступает в силу с 6 июля 2011 года. Он упростит внедрение свободной практики. Начало движения есть, можно нормально работать.
И не надо портовикам и морякам видеть помеху в контролирующих органах. Им надо больше времени давать для принятия решения. Приносить документы не в последнюю минуту, когда уже судно подходит, а много раньше. Тогда и положительные решения принимать проще».
«Я хочу заметить, что в порту уже давно велась работа по сокращению стояночного времени судов, — говорит исполнительный директор компании «ГПК Украина» Бронислав Суходольский. — Еще лет шесть назад были моменты, когда мы договаривались с пограничниками, чтобы они в качестве эксперимента разрешали начинать работу через 10—15 минут после швартовки судна. Пограничное начальство брало здесь ответственность на себя, и мы это не слишком афишировали».
Следующим шагом, по мнению Руслана Сахаутдинова, должно быть изменение привычной для нас системы, когда независимо от того, дана или нет свободная практика, собирается целый автобус народа — комиссия, и гурьбой идут на судно. Какой в этом смысл? Нигде в европейских портах этого нет.
«Само понятие свободной практики, которое введено постановлением Кабмина, существенно отличается от общепринятого, прописанного в словарях, — обратил внимание заместитель генерального директора компании «ТИС» Геннадий Лупу. — Там свободная практика — это просто разрешение портовых властей на свободное сообщение судна с берегом и производство коммерческих операций. А согласно постановлению Кабмина № 279, это «заход судна загранплавания в порт и начало грузовых операций без участия комиссии на борту судна по решению уполномоченных осуществлять соответствующий контроль госорганов...». То есть мы тут изобрели собственный «украинский велосипед».
Но для пользы же дела, улыбаются портовики.

«Велосипеды» на Западе
А на каких «велосипедах» ездят на Западе? Вопрос был задан представителю миссии ЕС по приграничной помощи Молдове и Украине Малкольму Пеллсу.
«Основная задача нашей миссии — внедрение передовых европейских практик пограничного, таможенного контроля,— рассказал Малкольм Пеллс. — Я являюсь таможенным офицером с 35-летним стажем работы на таможне в Великобритании. Сегодняшние усилия в Одессе по введению свободной практики напоминают мне ту работу, которая проводилась в Великобритании в конце 70-х — начале 80-х годов прошлого века.
Кстати, наши законы 200-летней давности предусматривали, что по прибытии судна в порт офицеры должны были, например, открывать мешки с сахаром, взвешивать шелк, пересчитывать бочки и так далее, а также убедиться в том, что моряки не привезли опасные болезни из далеких стран. Хотя те времена давно ушли в прошлое, но относительно плотный контроль за судами в портах привел в конце 1970-х годов к большим очередям судов в ожидании обработки. Порты оказались перегружены, и мы вынуждены были менять свои методы работы на более современные, основанные на учете возможных рисков. Мы изменили всю систему на корню. Подавляющее большинство судов стало получать свободную практику сразу же после швартовки у причала. И лишь на каждое пятое или шестое судно поднималась комиссия, чтобы сделать проверку.
За 15 месяцев пребывания в Одессе я уже вижу заметные положительные сдвиги в практике работы контрольных органов с судами в порту. Правда, идущее в Украине сокращение госслужащих вызывает у меня сочувствие, поскольку и у нас в Великобритании сейчас идет процесс сокращения порядка 300 тысяч госслужащих».

Перспективы свободной практики
Но что можно сделать, чтобы распространить свободную практику на все морские порты Украины? Этот вопрос все время задавал ведущий — главный редактор журнала «Порты Украины» Константин Ильницкий.
Прозвучавшее предложение, чтобы Министерство инфраструктуры заслушало на коллегии опыт Одесского порта по внедрению свободной практики, одобрило его и дало задание распространить на остальные порты, не имело поддержки у участников Маклин-клуба: из-под палки не получится. Если не будет желания у руководства портов, то ничего не выйдет, слишком много трудностей надо преодолевать, посчитало большинство.
Прозвучало немало шутливых предложений, вроде того, что нужно сдавать в аренду другим портам портовиков-одесситов. Но наибольшее согласие вызвало мнение о том, что для распространения свободной практики, с одной стороны, нужна реальная заинтересованность портов, а с другой, — воля их руководителей. А заинтересованность руководителей портов непременно повысится, когда вырастет загрузка их предприятий по мере выхода страны из кризиса. Нужна и воля государства в том, чтобы приблизить работу портовой отрасли Украины к европейским стандартам.

(Подробнее читайте в журнале «Порты Украины» № 4, 2011)

 

rubrics_BSL:


Bsl | by Dr. Radut