Jump to Navigation

Экономику просят подождать. Украина опять накануне выборов

Бурный всплеск интереса в мире к украинской «оранжевой» революции сменился осторожным выжиданием. Что происходит сегодня в экономике Украины, насколько соответствуют действия правительства и президента данным обещаниям?
Наследие
В оценках сегодняшнего дня надо исходить из нескольких моментов. Предыдущее правительство Виктора Януковича накачало экономику сильнейшим инфляционным потенциалом. В частности, 2004 г. начался с изменения налоговой системы. Введение единого подоходного налога в 13 % снизило доходную часть бюджета. При этом в преддверии президентских выборов начали активно осуществляться популистские социальные программы. Были введены надбавки к пенсиям до прожиточного минимума, периодически пересматривался уровень минимальных зарплат и т. д.
Совокупный внешний долг страны за один год увеличился с 23 млрд USD до 30 млрд. Темпы роста инфляции в 2004 г. достигли самого высокого показателя за последние четыре года — 12,3 %. Команда бывшего премьер-министра и одновременно кандидата в президенты Виктора Януковича на алтарь своей несостоявшейся победы принесла очень большие жертвы. Сформированный ею бюджет на 2005 г. имел дефицит в размере 32 млрд грн (приблизительно 6,5 млрд USD). Экономика Украины оказалась в очень опасном положении.
И хотя при этом страна добилась в 2004 г. 12 % роста ВВП, почти 13 % роста промышленного производства, нельзя говорить о крепких позициях.
Дело в том, что структура производства не изменилась с тех времен, когда экономика Украины была частью народнохозяйственного комплекса СССР. Все так же в основном развита перерабатывающая промышленность. Остается крайне низкой производительность труда в сельском хозяйстве. Упор делается на экстенсивный способ его ведения. Украина сегодня самая распаханная страна в Европе и продолжает распахивать все новые площади. Это дорога без хорошего конца: продукция дорожает и потому не конкурентоспособна. Стране как воздух нужна структурная реформа, диверсификация производства.
По ВВП на душу населения Украина занимает одно из последних мест в Европе. По уровню среднечасовой зарплаты (0,28 евро) — 45-е место в Европе. Ниже только Молдова.
Оценивая наследие, не будем забывать о политических баталиях, которые, не успев закончиться, опять набирают силу: в 2006 г. состоятся парламентские выборы. Новая команда вынуждена демонстрировать электорату свою приверженность социальной политике. Она не может выглядеть в глазах избирателей хуже предыдущего правительства, которое под предвыборные обещания давало различные социальные надбавки. Вот почему, решая экономические задачи, новое правительство за основу взяло социальный аспект.
Инфляционные деньги
С подачи правительства Юлии Тимошенко парламент утвердил на 2005 г. беспрецедентный бюджет, в котором социальные выплаты составляют 70 %. Такого не позволяет себе ни одна развитая страна мира. В США социальные выплаты составляют треть бюджета, в отдельных странах Европы — до 50 %. Правда, новая команда уменьшила дефицит с 32 до 7 млрд грн. Но, тем не менее, бюджет остается дефицитным.
Насколько такой бюджет по карману Украине? На этот вопрос, к сожалению, правительство не отвечает. И это понятно, перед ним стоит задача показать результат, минуя процесс.
И несмотря на то, что в стране сохраняется серьезная инфляционная опасность, предпринимаются шаги, которые ее усиливают. Например, недавнее повышение на 50 % железнодорожных тарифов на перевозку грузов из-за роста транспортной составляющей автоматически увеличило цены на товары.
Сегодня в структуре украинской инфляции 26 % приходится на увеличение стоимости мяса. Почему? Этот рынок в стране дефицитный, национальные производители могут удовлетворить потребности только наполовину. Другая половина — весь импорт мяса — шла в страну через свободные экономические зоны. Это была теневая схема, при которой коррупционная надбавка к цене на мясо не превышала 5 %. Из тени импорт вывели, но одновременно ввели 20 % НДС. Кроме того, аграрное лобби в парламенте, исходя из своих интересов, настояло на введении таможенной пошлины в размере 0,65 евро за тонну. В итоге стоимость мяса подскочила на 70 %. Остановить административными мерами рост цен не удалось.
Аналогичная ситуация произошла с другими группами товаров вследствие борьбы с контрабандой. Акцизы на них были пересмотрены в сторону понижения, что по логике должно было привести к притоку товара на рынок, сбить цены. Однако надбавка, которая формировалась в виде взяток, была значительно ниже, чем надбавка, которая формируется сегодня за счет оплаты всех легальных налогов. Поступления от таможенных пошлин увеличились на 50 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Но в целом ценовая ситуация на рынке ухудшилась. И это тоже одна из составляющих инфляции.
Это происходит по одной причине — отсутствуют единая экономическая политика и единая воля. Совершенно четко видно: одним центром принятия решений является Нацбанк, другим — правительство. И, несомненно, сильную роль играет сам президент.
Ревальвация гривни
Очевидно, что без санкции президента Нацбанк не решился бы провести в апреле 2005 г. ревальвацию гривни на 4,4 %. Одновременно были девальвированы доллар на 4,4 %, евро — на 3,4 %, российский рубль — на 3,9 %.
В официальных комментариях это рассматривается как антиинфляционная мера, к которой пришлось прибегнуть банку из-за массированного притока долларов. Для сравнения: если в 2003 г. НБУ выкупил 2,5 млрд USD, в 2004 г. — 2,6 млрд USD, то только за 2,5 месяца текущего года — почти 4 млрд USD. За январь — март 2004 г. объем интервенции Нацбанка увеличился с 711,2 до 1498 млн USD, или более чем в два раза. Сохраняя такие темпы роста, денежная база к концу года вырастет до 70 %, а для удержания инфляции на запланированном уровне 9,8 % ее прирост не должен превышать 34 %.
Но есть все основания считать это объяснение недостаточно честным. Ревальвация день в день совпала с объявлением о достигнутой между правительством и крупнейшими нефтетрейдерами договоренности относительно поставок 600 тыс. т топлива по сниженным ценам для проведения сельхозработ. Правительство выторговало почти 400 грн на тонне. Но если заняться простой арифметикой, то окажется, что нефтетрейдеры благодаря ревальвации гривни за продажу топлива получили в долларовом эквиваленте ту сумму, на которой первоначально и настаивали.
В этой комбинации выиграло правительство, продемонстрировавшее свою волю и обеспечившее проведение посевной без проблем. Выиграли импортеры, так как ревальвация национальной единицы укрепила их позиции.
Одновременно ревальвация снизила конкурентоспособность экспортеров. И здесь виден политический подтекст. Экспортеры в основном работают в трех отраслях. На первом месте — экспорт черных металлов (комбинатами владеют олигархи, поддерживавшие прежний политический режим), потом с большим отрывом идет химическая промышленность и сельское хозяйство.
Проиграли люди, которые получают деньги в теневом обороте. Это, как правило, те, кому выдают зарплату в долларах. Их объем потерь — от 4 до 6 %.
Потеряли граждане Украины, работающие за рубежом. Это большие суммы. Есть экспертный расчет, согласно которому около 10 % ВВП страны составляют деньги, полученные работающими за границей.
Наконец, потеряли те, кто хранил свои сбережения в валюте — долларах, евро.
Ревальвацией инфляцию не остановить. Это мера не стратегическая, а ближнего действия, применяется для выхода из конкретной ситуации. Задачу решили. Что дальше? Увы, действия правительства дальше не прописаны. Не в силу непрозрачности, в чем сегодня его упрекают. Думаю, они просто отсутствуют.
Налоги
Вопреки надеждам представителей малого и среднего бизнеса, основных сторонников «оранжевой» революции, нет ни одной позиции в новой налоговой системе, которая бы уменьшила налоговое бремя. Напротив, по ряду позиций оно увеличено.
Премьер-министр Ю. Тимошенко упоминала расчеты, которые свидетельствуют, что радикальное изменение налоговой системы в стране — снижение налога на прибыль, введение по примеру американцев вместо НДС налога с продаж на конечную продукцию — не уменьшит поступлений в бюджет. Но расчеты не были взяты за основу по двум причинам, объясняет Ю. Тимошенко: это всего лишь расчет, практика может быть иной, и это не адаптировано к европейской системе налогообложения.
Действительно, сегодня налоговая система в Украине соответствует европейской. У нас нет архаики. Но налоговая система оценивается не с точки зрения похожести, а с точки зрения адекватности реальной ситуации. Она у нас следующая: 60 % экономики работает в тени. Это больше, чем в африканских и латиноамериканских странах, где этот уровень не превышает 30 %. Нам надо сделать все, чтобы детенизировать экономику. Один из эффективных путей — замена НДС налогом с продаж конечного продукта и, вероятно, полная отмена налога на фонд заработной платы с сохранением подоходного налога в 13 %.
Инвестиции
Официально Украина не закрыла СЭЗ, хотя это и было продекларировано. Позиция правительства однозначна: через эти зоны теневая экономика отмывает капитал, значит, надо бороться с зонами. Академик Геец, консультант правительства, утверждает, что льготный режим в СЭЗ должен существовать два-три года. Решили задачу — закрыли СЭЗ. Такой подход полностью противоречит здравому смыслу. Сегодня в мире около 600 СЭЗ, и между ними существует конкуренция за инвестора. Что же в этой борьбе может предложить Украина?
Скорее всего, мы имеем дело с не с экономическими, а с политическими оценками СЭЗ — как правило, в успешно функционирующих зонах работают сторонники старой власти. Такой подход ухудшает имидж страны.
Прошло слишком мало времени, чтобы судить об эффективности украинских СЭЗ. Основная волна их создания прошла в 1998—99 гг. Как правило, при осуществлении крупных инвестиционных проектов только стадия строительства и освоения производства занимает до 5 лет.
Чтобы разобраться в целесообразности СЭЗ, следует провести мониторинг. И сделать это не только с точки зрения результативности, но и с точки зрения механизмов достижения успеха. СЭЗ — это полигоны. Возможно, полезный опыт нужно распространить на всю Украину.
Пример с СЭЗ свидетельствует: серьезных сигналов сегодня Украина инвесторам не подает. А надо ли? Мировой опыт диверсификации говорит, что надо с большой осторожностью относиться к приглашению иностранных инвесторов. В большинстве развитых государств, где проводились диверсификация и модернизация экономики, иностранным инвесторам разрешали заходить на национальный рынок только через совместные предприятия и ограничивали их долю до 40—50 %. На тот случай, если под какой-то проект не хватит собственного капитала, есть различные механизмы — кредиты, концессии. Например, строительство автомагистрали Киев — Одесса выполнялось по кредитному варианту.
Приватизация
85 % промышленных предприятий Украины поменяли форму собственности на коллективную или частную. Основными владельцами базовых стратегических предприятий стали главным образом олигархи, представители кланов.
Борьба с олигархами продекларирована, но ее ведение осложняется тем, что приватизация была осуществлена предельно законно. Другое дело, что прежний режим писал законы в своих интересах. Но он их соблюдал. С этим приходится считаться. Не случайно процесс реприватизации комбината «Криворожсталь», который при стоимости в 1,5 млрд USD, был продан за 900 млн идет так медленно. Скорее всего, реприватизацию провести не удастся. В силу этого, на мой взгляд, надо более энергично и компетентно осуществлять процесс национализации, хотя бы ради восстановления справедливости. В Украине существовало свыше десятка теневых схем, которые позволяли продавать предприятия за копейки. Счет нечестной приватизации идет на несколько десятков миллиардов долларов.
Еще один аспект приватизации по-украински. По структуре примерно 60 % собственности — это российский капитал. Капитал других стран в украинской приватизации присутствует очень слабо. Российский капитал вложен в базовые стратегические предприятия обрабатывающей промышленности — нефтепереработка, металлообработка, машиностроение.
Это негативный фактор, так как мы имеем дело с монополией другого государства, которое будет проводить соответствующую политику на украинском рынке. И проводит. Взять ситуацию на рынке нефтепродуктов. Если посчитать рост цен на нефть и стоимость акцизов, которые ввела Россия, и поделить на количество нефтепродуктов, поставленных на рынок украинскими НПЗ (а они практически все подконтрольны россиянам), то окажется, что в среднем тонна нефтепродуктов должна была подорожать на 8 копеек. На практике цены выросли на 40 копеек. Это совершенно нелояльное отношение к своему торговому партнеру.
Россия нам, бесспорно, близка, но она не является носителем технического прогресса. Украинские же экономические перспективы там, где сегодня научно-технический прогресс, то есть на Западе.
Если ничего не менять, мы останемся страной третьего мира, мало значащей политически и экономически, страной, которой будут манипулировать соседи.
Что делать?
Украине нужна четкая социально-экономическая программа. Первый шаг при структурных изменениях экономики — выделение приоритетов государства. Что у нас является приоритетом, что развивать? У нас есть стартовый капитал — остатки военно-промышленного комплекса. Это заводы класса «Южмаш», «Хартрон». Такие предприятия при государственном инвестировании могут способствовать развитию Украины с продвинутым машиностроительным обликом. (Иностранный инвестор в такой Украине объективно не заинтересован.)
Еще один национальный капитал — великолепные природные ресурсы. При сравнительно небольших капиталовложениях можно создать мощные туристические рекреационные центры в Карпатах, Крыму. Туризм и отдых в сегодняшнем мире — сверхрентабельные отрасли.
17 % черноземов мира — это Богом данный капитал. Ведение интенсивного сельского хозяйства — тоже наше приоритетное направление.
И еще. Есть такая штука — созидание. Достаточно правильно мотивировать средний и малый бизнес к развитию, и половина проблем будет решена.
Прогноз
2005 год — явно не год экономики. Все регуляторы правительства будут направлены на обеспечение социальных платежей. Правительство сделает все, чтобы выполнить социальные программы и удержать при этом инфляцию на уровне 9 %, как предусмотрено бюджетом. Это окажет решающее влияние на исход выборов.
Состояние экономики, я думаю, не ухудшится. Мы останемся на тех позициях, которые сегодня у нас есть. Но это будет состояние стагнации.
Однако, если такую политику продолжать более длительный период, возникнут серьезные негативные последствия. Принятый бюджет проедания поставит правительство-2006 перед теми же проблемами, которые оно получило в наследство.
Тем не менее, процесс оздоровления начался во всех сферах украинского общества. И, наверное, главные условия успеха — это вера, терпение, упорство и компетентный труд.

Николай Шутов,
доктор экономических наук

rubrics_BST:


Bst | by Dr. Radut