Skip to Content

Морская форма — не проформа, но состоится ли реформа?

Вопрос о современной форме моряков назрел давно. На эту тему хватает как обывательских рассуждений, так и серьезных попыток оценить состояние дел и предложить что-то своё. Например, недавняя статья «Встречают по одёжке» Ирины Лузан и Леонида Павлова в журнале «Порты Украины» №4 (116) за 2012 год своевременная, хотя в большей мере эмоциональная и ограничена общей постановкой вопросов.
В марте нынешнего года на совещании в Мариуполе, которое вел председатель Укрморречинспекции Украины рассматривалось предложение о создании рабочей группы для определения перспектив усовершенствования современной форменной одежды и правил её использования. Рабочую группу было предложено возглавить председателю Совета капитанов портов Украины Станиславу Незавитину. 
Альбом образцов форменной одежды подготовил УкрНИИМФ, внеся в него государственную символику, новые нагрудные знаки и эмблемы для головных уборов и нарукавных нашивок, а также слегка изменив формы кроя. Однако альбом так и остался проектом, надлежащим образом не утвержден, да и, если честно, не несёт существенной новизны, хотя инициатива заслуживает похвалы. 
Более того, мы считаем, что вопрос должен рассматриваться с точки зрения сохранения передовых позиций в профессиональной морской среде.
Украина сохраняет ведущую роль в подготовке офицеров торгового флота, обладая широкой сетью морских и речных учебных, а также научных заведений. Она имеет возможность и должна стремиться остаться среди лидеров в выработке конкретно-практических стандартов организации функционирования морских коллективов, в том числе в вопросах использования форменной одежды моряков.
Профессиональный подход к разработке новой формы требует, в том числе, проработки гигиенических и других медико-санитарных вопросов, что способны обеспечить учёные Украинского научно-исследовательского института медицины транспорта. Созданный в 1975 году как лаборатория судовой гигиены НИИ водного транспорта институт в 1988 году стал Всесоюзным НИИ гигиены на водном транспорте.
После распада Советского Союза институт получил новое название и статус, однако своих научных позиций не только не потерял, но даже нарастил, став сотрудничающим центром Всемирной организации здравоохранения и членом Всемирной организации морской медицины (ІМНА), подтвердив свой уровень проведением в 2011 году 11-го конгресса ІМНА.
Надо понимать, что на всё новое необходима новая документация, которую в свою очередь можно оформить только после серьёзных исследований и выполнения формализованных процедур. Ну, нельзя, например, взять красивую на первый взгляд ткань, обработанную непонятным химическим раствором, и не осознавать, что появившиеся кожные раздражения никак с нею не будут связаны, тем более при использовании в специфической среде.
Лучше всего это доказал недавний опыт России, когда материал для новой морской формы, закупленный на рынках Китая, начал разваливаться в первые же дни эксперимента.
Важным моментом представляется учёт исторических традиций. Моряки были прочной связующей нитью международного и межнационального общения и ею остаются. Кстати, широко известное выражение «проходит красной нитью» имеет, прежде всего, морскую основу, так как в своё время красная нить вплеталась во все канаты английского королевского флота. Какой бы кусок каната не был отрезан, красная нить всегда указывала, откуда он. Это ли не пример морской находчивости и предельно простого выражения сути вещей? 
К слову, красный цвет воинской одежды был выбран спартанцами, впервые озаботившимися как функциональностью униформы, так и психологическими аспектами, имея цель не смущать кровью молодых воинов и одновременно демонстрировать угрозу для противника.
Ныне широко используемые при изготовлении морской формы чёрный и тёмно-синий цвета вовсе не являются особо древними. Например, прошедшие два века оставили в памяти зелёные суконные мундиры для офицеров коммерческого флота.
Обращение к истории морских центров на побережье нынешней Украины можно начать с греческих городов-поселений, появившихся и существовавших благодаря морской торговле, вспомнить флот казаков и прочее, однако, наиболее системные преобразования принято связывать с Петром І. Во времена его реформ для моряков торговых судов предусматривалось ношение такой же формы, как и военным морякам.
Морской устав 1720 года даже предусматривал, что в случае утраты формы матрос подлежал суровому наказанию, а если это случалось в третий раз, то следовал расстрел.
Такие правила для моряков торгового флота действовали до 1781 года, пока Екатерина ІІ не утвердила «Устав купеческого водоходства». Но и по нему судовые команды продолжали носить похожие на военные костюмы. Правда, служащие береговых административных и управленческих структур уже одевались в гражданское платье. 
«Положение о гражданских мундирах» 1834 года вводило форму чиновников министерств, а на судах и в портах по-прежнему использовалась военно-морская форма.
Лишь в 1851 году Николай І впервые установил образцы форменной одежды специально для моряков Российско-американской компании (1799—1868г.г.), занимавшейся освоением территории Русской Америки, Курильских и других островов. Для отличия от моряков военного флота воротники и канты на фуражке делались из светло-синего сукна, а на медных пуговицах изображались два перекрещивающихся якоря и первые буквы названия компании.
Начиная с 1855 года, для личных чинов торгового флота предусматривалась уже не военная, а специальная форма, включавшая двубортный сюртук темно-зеленого сукна с 6 золочеными пуговицами, имевшими изображение двух якорей и букв. Воротник сюртука был отложной из синего бархата с вышитыми золотыми якорями по углам. Шаровары — темно-зеленые зимой и белые летом. Фуражка с широким золотым галуном, офицерской кокардой и ремешком на околыше. При парадной форме полагались кортик и золотые плечевые плетенки — сплошные у капитанов, с просветами у помощников.
Эта форма перешла к морякам Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ), а затем Добровольного флота, и с некоторыми изменениями дошла до конца XIX века.
На территории Украины в 1884 году было организовано Черноморско-Дунайское пароходство. Отличительной чертой опять выступили пуговицы, на которых выбивались «адмиралтейский якорь и литеры Ч.Д.П.»
В 1899 году вводилась новая форма для моряков РОПиТ. На черный сюртук инспекторов морской части, капитанов судов, их помощников и штурманских учеников нашивались позолоченные пуговицы, механикам посеребрённые. Боцманам полагался черный двубортный пиджак с медными пуговицами, на которых чеканились два перекрещивающихся якоря и буквы Р.О.П.Т.
Однако унифицировать форму одежды всех коммерческих моряков не удалось.
В 1890 г. речным капитанам, их помощникам и машинистам всё-таки установили общую форму одежды, а у морских продолжало существовать до 20 различных вариантов (по числу компаний).
Особо отметим введение единой формы для учащихся морских учебных заведений в июне 1901 года, предписывавшей нашивать на шинелях, укороченных пальто и парадном мундире позолоченные пуговицы «с изображением двух перекрещивающихся якорей». А в сентябре того же года унифицировали форменную одежду преподавателей мореходных учебных заведений, коим полагалось носить темно-зеленый сюртук с позолоченными пуговицами, имевшими изображение «государственного герба».
В феврале 1903 года Николаем ІІ утверждалась форма для чинов, служащих на судах Русского торгового флота. Для инспекторов морской части, капитанов, помощников и учеников вводились двубортные сюртуки и двубортные пиджаки. На пуговицах сохранялись два перекрещивающихся якоря.
Эта эмблема торгового флота выступала отличительным знаком от более строгого военного образца. 
В апреле 1903 года ввели форму для гражданских чинов Главного управления торгового мореплавания. Темно-зеленый полукафтан застегивался на девять пуговиц с изображением двуглавого орла, под которым располагалась эмблема этого ведомства в виде перекрещивающихся якоря и жезла Меркурия. 
Таким образом, в разные периоды морская форма торгового флота в основном соответствовала обмундированию министерств внутренних дел, путей сообщения, финансов, а после создания в октябре 1905 года Министерства торговли и промышленности, в структуру которого вошло Главное управление торговым мореплаванием и портами, началась её унификация.
Уже в июле 1906 года вольнонаемным капитанам судов морского транспорта, их помощникам и механикам велено было носить единую форму, включавшую черный двубортный мундир с позолоченными пуговицами с изображением адмиралтейского якоря.
В 1911 году для классных чинов Министерства торговли и промышленности предписывалось на полукафтан темно-зеленого сукна крепить позолоченные пуговицы с возвращённым изображением двуглавого орла, перекрещивающихся якоря и жезла Меркурия.
После революций 1917 года все имперские символы с мундиров моряков убрали, включая изображения на пуговицах и иные знаки различия.
Для капитанов Совторгфлота 20-х годов прошлого века ввели практически военные френчи цвета хаки. Сильное влияние военных выразилось и в том, что в послереволюционные годы все персональные воинские звания были отменены. Но структура вооружённых сил требовала чёткой субординации, что повлекло введение вместо званий служебных категорий.
Разделение по категориям перешло в торговый флот, сохранившись до настоящего времени, а суровые предвоенные и военные годы вернули к образцам одежды военных. Хотя присущую такой форме строгость вряд ли можно считать существенным недостатком.
В послевоенный период структура личного состава Морского флота СССР, установленная приказом по министерству № 481 от 5.10.1948 г., почти полностью совпадала со структурой Военно-морского флота. Высший начальствующий состав включал категории с 15 по 12, старший начальствующий состав — с 11 по 9, средний начальствующий состав — с 8 по 5, младший начальствующий состав — с 4 по 1. Тем же приказом регламентировались правила ношения форменной одежды и знаков различия вплоть до нового приказа ММФ № 139-пр от 8.07.1977 г. 
Стоит отметить, что тогда форменная одежда для работников морского транспорта разрабатывалась Общесоюзным Домом моделей одежды Минлегпрома СССР и промкомбинатом Черноморского морского пароходства. Каждый образец имел утверждённый ОСТ либо ГОСТ.
В современной Украине правовую базу по морской форме вряд ли можно признать совершенной. Различные постановления Кабинета Министров Украины для работников министерств инфраструктуры и аграрной политики во многом дублируют друг друга, а для учреждений морского профиля, после исчезновения ММФ СССР выпавших из сферы управления указанных ведомств, вспомогательного флота Военно-Морских Сил и других ведомств отсутствуют вообще. 
Разработка государственных стандартов форменной одежды моряков не финансируется.
Между тем, имеющийся научный потенциал позволяет нам предложить общемировые образцы и сформулировать этические принципы, спланировать рассмотрение на конгрессе ІМНА общих медицинских требований, медико-психологических аспектов и норм гигиены для многонациональных морских коллективов, подумать о включении соответствующих положений, связанных с форменной одеждой, в дополнительный протокол к конвенции об охране труда моряков.
Не представляет больших трудностей включение в программы подготовки ознакомительных лекций по истории морского костюма и правилам его ношения, разработка общепринятых международных эмблем для различных служб, с фиксацией особого уважения к представителям международных морских организаций.
Морской общественности стоит обсудить разделение формы на официальную, церемониальную и рабочую. 
Даже футболки у спортсменов сейчас создаются по новым технологиям, почему же современный моряк не получает вместо устаревших шинелей и слегка осовремененных плащей куртки типа «Аляска», блейзера, новые свитера и прочее обмундирование современного дизайна.
Не используются в рабочей форме новейшие технологии как дополнительные средства безопасности и спасения, пожаростойкости, предупреждения, например, малярии путём обработки специальными репеллентами, пропитки тканей для защиты от попадания на кожу воды, масел, нефти, растворов вплоть до 80 % кислот и прочего.
Давно апробированы специальные защитные очки, обеспечивающие правильное цветоделение при полной защите от негативного воздействия ультрафиолета, противовибрационные перчатки и стельки в обувь, другие ноу-хау, одобренные медициной.
Имеются разработки, отвечающие новым требованиям эргономики, ветрозащиты, наличия противоударных и разгрузочных вставок, антипиратского кевлара для вахтенных, спецкарманов для радиостанций и других носимых средств.
Не помешает широкое обсуждение полномочий для капитанов портов по контролю за использованием форменной одежды, предложений и рекомендаций в официальный протокол, использования фотографий в форменной одежде для морских документов, рассмотрение прочих организационных аспектов. Для решения текущих вопросов возможно материальное участие портов и поддержка профсоюзов при заключении генерального соглашения с КМ Украины. 
Как видим, поле для дискуссии очень широкое, и её время пришло. 
 
Рабочая группа в управлении капитана Ильичёвского морского торгового порта ждёт ваших предложений (тел. 048-760-8758).
 
Станислав Незавитин,
капитан Ильичевского морского торгового порта

Анатолий Гоженко,
директор Украинского НИИ медицины транспорта

Эдуард Плешко,
старший научный сотрудник УкрНИИ МТ

 



Ports of Ukraine | ports_of_ukraine