Jump to Navigation

Когда дело на взлете

В марте этого года Геннадию Егорову исполнится сорок лет. По сути, совсем еще молодой человек. Но он уже доктор технических наук, член-корреспондент Академии наук судостроения Украины, член-корреспондент Транспортной академии Украины, член президиума НТС Российского морского регистра судоходства, член подкомитета «Принципы и критерии проектирования» Международного комитета по конструкции корпуса судов ISSC 2006. Кроме того, он — основатель и бессменный руководитель известной и авторитетной среди судостроителей многих стран негосударственной инженерной организации «Морское инженерное бюро». В прошлом году фирма отметила свой первый юбилей — 10 лет со дня основания. С чего же все начиналось?
Гена был младшим в семье военного моряка, где кроме него было еще трое детей — двое мальчишек и девочка. А жизнь у детей военнослужащих похожа на жизнь их родителей. Переезды из гарнизона в гарнизон, военные городки с неустроенным бытом, разные школы, много друзей, отцовские военные «готовности» и «тревоги», учения и походы, результаты которых ждала вся семья.
Последним местом службы отца был гарнизон недалеко от ПетропавловскаКамчатского, где базировались подводные лодки. Геннадию эта земля запомнилась фантастической природой и необычным обилием снега зимой. Поражали, например, свежие листочки на деревьях, когда на земле еще лежал снег. Или березы, которые невозможно было срубить, так как топор от них отскакивал, как от накачанного МАЗовского ската.
Иногда зимой за ночь снега выпадало до полутора метра. Но следовал приказ, и утром вступала в «бой» техника, пробивая дороги и обновляя коммуникации. Матросы споро чинили линии электропередачи, запускали дизели, открывался магазин, выпекался хлеб, и привычная жизнь в городке быстро налаживалась.
— Уставной подход, — говорит Геннадий Вячеславович, — когда четко ставится задача, выделяются ресурсы и определяются сроки исполнения, я убежден, очень эффективен и в производственной сфере. На этом принципе построена вся организационная работа в нашей фирме.
Там же, на Камчатке, Геннадий пошел в первый класс. Окончил школу в 1983 году уже в Одессе, куда к тому времени переехала семья. Учеба всегда давалась ему легко, без лишнего напряга. Любимыми предметами были математика и физика, хотя учился он в классе с углубленным изучением литературы, чем сейчас очень доволен. Ведь именно тогда Егоров познакомился со своим любимым писателем Михаилом Булгаковым: «Мастер и Маргарита» произвел на него неизгладимое впечатление. А роман «Белая гвардия» просто потряс. В поступках его главных героев Геннадий увидел настоящий пример честного исполнения воинского и офицерского долга, пытался наложить его на современную армейскую действительность. Кроме того, он открыл для себя творчество поэтов Николая Асеева, Велимира Хлебникова, французского писателя-гуманиста Франсуа Рабле и многих других. За время учебы в этом классе Геннадий прочитал столько книг, сколько потом прочесть никогда не удавалось из-за отсутствия времени. Хотя любовь к чтению осталась до сих пор. Увлечение литературой привело Егорова в газету «Комсомольская искра», внештатным корреспондентом которой он был несколько лет.
Что касается любимых физики и математики, то по этим предметам он был неоднократным победителем и призером районных и областных олимпиад.
Школу Геннадий окончил с золотой медалью. Есть медалисты, высокий уровень знаний которых признают и соученики, и учителя. А есть отличники, оценки которых устраивают родителей и отчасти учителей. Егоров, безусловно, принадлежал к первым. Авторитету в классе в немалой степени способствовала не только отличная учеба, но и черный пояс в каратэ. Словом, в школе он был фигурой значительной.
Когда стал вопрос о продолжении образования, Геннадий хотел было пойти по стопам отца и поступать в Севастопольское военно-морское инженерное училище, да старшие братья отговорили. Они к тому времени уже прослужили офицерами в частях и в один голос утверждали, что армия уже «не та».
И тогда возник вариант с Одесским институтом инженеров морского флота — и связь с морем, и образование инженерное. Геннадий выбрал кораблестроительный факультет, о чем впоследствии ни разу не пожалел. На факультете подобрался очень талантливый профессорско-преподавательский состав. Как считает Егоров, на то время самый сильный в Союзе среди профильных вузов. Преподаватели учили студентов думать, знать общую методологию и творчески ее использовать. На первом курсе он получал истинное наслаждение от занятий. И говорить о том, что экзаменационные сессии Егоров сдавал блестяще, думается, излишне (как он сейчас говорит, хорошо учиться — это не принципиальная позиция, а хобби).
Со второго курса и до окончания института Геннадий — ленинский стипендиат. Со второго же курса он стал работать сначала на кафедре теории корабля, а со второй половины учебного года — на кафедре строительной механики корабля у профессора Виталия Васильевича Козлякова.
Забегая вперед, можно сказать, что формирование Геннадия Егорова как специалиста и руководителя состоялось под воздействием двух личностей — профессоров Козлякова и Воробьева. Если Виталий Васильевич для него был примером в исследовательской деятельности, то Юрий Леонидович — в умении руководить людьми. Каждый из них в своей сфере — человек незаурядный.
Где-то на четвертом курсе Егоров овладел профессией. А на пятом — уже был ответственным исполнителем, руководителем группы штатных сотрудников кафедры, которая разрабатывала бортовые программы расчета посадки, остойчивости, прочности для судов ЧМП, Новороссийского и Грузинского пароходств. Работа была хозрасчетная, со сроками исполнения и солидным финансированием. Она увлекла настолько, что последние три года на занятия он не ходил, но экзамены сдавал, как всегда — на «отлично». Некоторым преподавателям очень не нравилось, что студент Егоров не посещал их лекции. Дело доходило до принципа. Но уровень его знаний любая комиссия признавала очень высоким, и диплом с отличием, полученный им в 1988 году, стал логичным завершением студенческой карьеры.
Само собой разумеется, что молодой специалист Геннадий Егоров остался в институте. Сначала работал инженером, потом младшим научным сотрудником, затем поступил в аспирантуру. После защиты диссертации стал старшим научным сотрудником и начал преподавать. Преподавание его не увлекло, больше интересовала исследовательская работа.
По кафедре, где работал Егоров, очень сильно ударил экономический кризис начала 90-х годов. В 1991 году кафедра потеряла половину своих ведущих специалистов. Один уехалв Москву, трое других, не без успеха, пытались найти себя в мире бизнеса. Кстати, замечено, что из людей науки получаются неплохие бизнесмены. Они умеют думать, анализировать и прогнозировать.
Геннадий Вячеславович продержался до 1995 года. К тому времени стало ясно, что наука, в принципе, никому не нужна. Не нужна она была тогда и, судя по финансированию, не нужна она и сегодня. Поэтому его уход был предопределен всем ходом событий. И дело было совсем не в заработке. Работая над хозрасчетными темами, он получал совсем неплохую зарплату. Но институтский учебный процесс мешал исследовательской работе. Нельзя было, например, уехать в командировку на неделю, хоть этого и требовало дело. И, еще работая в институте, команда Егорова начала готовить учредительские документы для своей «конторы». Они все знали, чем им придется заниматься. В своих силах и знаниях были уверены и уходили с верой в успех.
«Контору» — «Морское инженерное бюро» — он создавал вместе с Борисом Станковым, который ушел из института еще в 1991 году. Предполагалось, что Егоров будет генеральным директором и основной «думающей» единицей, а Станков — коммерческим директором и главным бухгалтером в одном лице. Из устава предприятия, который готовил опытный юрист, они сразу вычеркнули все, что не было связано с инженерной работой: торговлю, строительство, посредничество и т. д. Бюро стало заниматься модернизацией, классификацией, реновацией, повышением грузоподъемности существующего флота не только в Украине, но и в России. Главное достижение коллектива — своими разработками он помог вывести в море несколько сотен судов.
Сначала сотрудников было четверо. Приютил их знакомый бизнесмен, который сдал им проходную комнату в своем трехкомнатном офисе. Бизнес пошел, и вскоре все три комнаты занимало «Морское инженерное бюро». Через три года бюро купило офис по улице Жуковского, в 210 квадратных метров, и благополучно туда переехало. Пришли новые люди. И если объем выполненных работ за первый год существования бюро принять за 100 %, то к 1998 году он уже составлял 2596 %. Развитие всегда происходило за счет собственных ресурсов.
К тому времени у «Морского инженерного бюро» уже установились хорошие деловые отношения с рядом успешно работающих организаций. Среди его заказчиков были и есть группа компаний «Палмали», «БеломорскоОнежское пароходство», «Волготанкер», «Украинское Дунайское пароходство», «АзовоДонское пароходство», «Укрречфлот», Херсонский морской торговый порт, Килийский судостроительный завод. Потом к ним присоединились «Астон», «Волгофлот», «Ленское объединенное речное пароходство», «СевероЗападный флот», «Мидланд», «Конкорд шиппинг», «БЭСТ», «Киевская судоходная компания», «Торговый флот Донбасса», «Надежда», «Голубая волна», «Аншип», «Альброс», «Северное морское пароходство», «Северное речное пароходство» и многие другие.
Вот что писал главный инженер Российского морского регистра судоходства Ю. И. Быков в своем письме на имя генерального директора бюро:
«…Создание организаций, подобных Вашей, представляется нам своевременным, эффективным решением проблемы, связанной с сохранением коллективов высокопрофессиональных специалистов, способных решать сложные технические задачи эксплуатации морского флота. В современных условиях роль таких коллективов в поддержании жизнедеятельности флота, в принятии ответственных решений в отношении безопасной его эксплуатации будет возрастать, что прежде всего связано со старением отечественного флота, ограниченными ресурсами судоремонтных баз и, как следствие, заметным увеличением затрат, связанных с ремонтом».
С 2001 года «Морское инженерное бюро» начало проектировать суда. В основном, самые востребованные — смешанного типа «река — море» плавания. Сегодня более 60 теплоходов строятся или уже построены по этим проектам для заказчиков из стран бывшего Союза.
Таких «контор» на рынке не много. Некоторые из них считают, что они конкурируют с бюро. Но если сравнивать объемы, то сразу все становится на свои места. И география его связей впечатляет: от СанктПетербурга и Петрозаводска на севере и до Турции на юге, от Калининграда на западе и до Владивостока и Китая на востоке. Сейчас в Турции строится для одной из российских компаний танкер «Баку», недавно для Мурманского морского пароходства в Китае заложили балкер «Красное Сормово» дедвейтом до 23 тыс. т. Единственный сегодня в России газовоз — тоже детище егоровской «конторы». По ее же проекту построены и паромы, обслуживающие линию Крым — порт Кавказ.
Сегодняшний штат «Морского инженерного бюро» — 67 человек — состоит в основном из ученых и высококвалифицированных инженеров. По сравнению с 1995 годом объем выполненных ими работ составляет 10000 %. В Санкт-Петербурге есть еще и российская компания бюро. Но основным идеологом и главным разработчиком проектов, безусловно, является генеральный директор — Геннадий Вячеславович Егоров. Сам он работает по 10—12 часов в сутки. Отдыхать не любит! Работа — главное хобби (помните, раньше была учеба). Семья (жена и трое детей) давно с этим смирилась. Отдых устраивают сами себе. А вот у Геннадия Вячеславовича культурная программа или спортивные соревнования выпадают по случаю. К примеру, в прошлом году в Москве случайно попал на футбольный матч «Локомотива» с киевскими динамовцами. Получил хороший эмоциональный заряд. Подобного случая больше не припомнит.
А еще Егоров любит работать в самолетах дальнего следования — никто не отвлекает. Для этой цели купил себе ноутбук. С его помощью находится в курсе событий мирового судостроения. Но, как он сам говорит, важно быть не только в курсе дел, необходимо постоянно «вариться» в этом бизнесе. Сегодня Геннадий Вячеславович видит огромные перспективы в сотрудничестве с Россией. И не только в проектировании и судостроении.
Сегодня «Морское инженерное бюро» на взлете. Как и на взлете своего инженерного и организационного таланта находится его бессменный руководитель Геннадий Вячеславович Егоров.

rubrics_PU:


Articles | by Dr. Radut